+7(499)495-49-41

Пределы налоговой выгоды с 19.08.2017 в Налоговом кодексе РФ

Содержание

Налоговые схемы: ФНС утвердила новые правила борьбы с недобросовестными налогоплательщиками

Пределы налоговой выгоды с 19.08.2017 в Налоговом кодексе РФ

Борьба с налоговыми схемами перешла на новый уровень. Больше одиннадцати лет инспекторы руководствовались постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53. А в августе этого года в Налоговом кодексе появилась статья 54.

1 НК РФ, посвященная умышленному занижению налоговой базы. Федеральная налоговая служба в письме от 31.10.

17 № ЕД-4-9/22123@ разъяснила, как теперь должны действовать проверяющие, чтобы выявить и доказать недобросовестность налогоплательщика.

На протяжении многих лет налоговики методично борются с так называемыми налоговыми схемами. Инспекторы выявляют сделки, которые, по их мнению, совершены с целью сокрытия налогов, и принимают меры. В частности, аннулируют расходы и вычеты НДС, предъявленные участниками таких сделок.

До 19 августа этого года действия налоговиков по борьбе со схемами не были регламентированы Налоговым кодексом. Сотрудники ИФНС руководствовались критериями, изложенными в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 (далее — Постановление № 53). Этот документ ввел понятие необоснованной налоговой выгоды и описал признаки, которые могут на нее указывать.

Также в Постановлении № 53 упоминается должная осмотрительность, которую необходимо проявлять при выборе контрагента. Отсутствие должной осмотрительности объявлено поводом для того, чтобы признать налоговую выгоду необоснованной (подробнее см.

«Как налогоплательщики доказывают в суде реальность своих расходов и вычетов по НДС с помощью сервиса для проверки контрагентов»).

Начиная с 19 августа 2017 года, действует статья 54.1 НК РФ, которая называется «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога сбора, страховых взносов» (введена Федеральным законом от 18.07.17 № 163-ФЗ). Эта статья посвящена вопросам законного и незаконного признания расходов и предъявления вычетов.

В ней определены конкретные действия налогоплательщика, которые расцениваются как злоупотребление своими правами.

В письме от 31.10.17 № ЕД-4-9/22123@ представители ФНС России разъяснили: статья 54.1 НК РФ не упорядочивает правила, сформулированные в Постановлении № 53. Данная статья представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления со стороны налогоплательщиков.

При этом новый подход сформирован с учетом сложившейся судебной практики.

Кроме того, в указанном письме говорится, что после вступления в силу статьи 54.1 НК РФ налоговики при проверках больше не должны руководствоваться Постановлением № 53.

Это значит, что ревизоры не вправе использовать отраженные в этом документе понятия, например, «необоснованная налоговая выгода» и «должная осмотрительность». Данный запрет распространяется на выездные проверки, решение о назначении которых принято 19 августа и позднее.

Под запрет подпадают и «камералки», которые проводятся по декларациям, сданным 19 августа и позднее.

Какие принципы проведения налоговых проверок сохранятся

Есть ряд принципов, которых налоговики должны были придерживаться прежде, и которые им придется соблюдать после появления статьи 54.1 НК РФ.

Во-первых, это презумпция добросовестности налогоплательщика. Она предполагает, что пока не доказано обратное, действия налогоплательщика считаются экономически оправданными, а сведения, отраженные им в декларациях и бухгалтерской отчетности — достоверными. Данный принцип, закрепленный в пункте 4 Постановления № 53, продолжает действовать.

Об этом сказано в письме ФНС России № ЕД-4-9/22123@. Во-вторых, полномочия налоговых органов по сбору доказательственной базы остались в прежних рамках. Как и раньше, инспекторы могут проводить мероприятия в соответствии с разделами V, V-1 и V-2 Налогового кодекса. Никаких дополнительных возможностей им не предоставили.

В-третьих, очень важный момент «перекочевал» из Постановления № 53 в статью 54.1 НК РФ. Это утверждение о том, что возможность достижения того же результата путем заключения других законных сделок сама по себе не свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде.

Точно такое же утверждение сделано и в отношении ситуации, когда контрагент налогоплательщика не исполнил своих налоговых обязательств. Данный факт не является самостоятельным основанием для аннулирования расходов и вычетов.

Критерии искажения налоговой отчетности

В пункте 1 статьи 54.1 НК РФ говорится, в каких случаях запрещено уменьшать облагаемую базу и сумму налогов к уплате. Так, уменьшение невозможно, если оно является результатом искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и объектах налогообложения.

Авторы письма № ЕД-4-9/22123@ разъяснили, что применять указанную норму можно, только если сведения были искажены умышленно. То есть когда налогоплательщик сознательно отразил в учете неверную информацию, применил неправильную налоговую ставку, льготу или выбрал не тот налоговый режим.

То же относится и к налоговым агентам, сознательно манипулирующим статусом налогоплательщика либо налогового агента и не удерживающим положенные суммы НДФЛ или НДС.

Наличие умысла в налоговом правонарушении должно быть отражено в актах и решениях по результатам проверок.

Чтобы зафиксировать умышленное внесение недостоверных сведений в налоговую декларацию, налоговикам недостаточно просто перечислить все сделки, позволившие получить налоговую выгоду. Ревизоры обязаны назвать конкретные действия налогоплательщика и доказать, что они совершены намеренно.

В противном случае нужно признать не искажение сведений, а методологическую ошибку, а она не дает права на применение пункта 1 статьи 54.1 НК РФ. Подробнее о том, как доказывается умысел на совершение преступления см. «Налоговые преступления: за что «сажают» бухгалтеров».

Примеры искажения отчетности и признаки налоговых схем

В письме № ЕД-4-9/22123@ приведены примеры искажений, подпадающих под пункт 1 статьи 54.1 НК РФ. Это дробление бизнеса, направленное на незаконное использование специальных налоговых режимов. Также это искусственное создание условий, позволяющих применять пониженные налоговые ставки, льготы и освобождение от уплаты налога.

Сюда же относятся схемы, нацеленные на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения. Наконец, это не осуществленные в действительности операции, которые были «совершены» лишь на бумаге.

Кроме того, из письма следует, что об умышленных действиях и о наличии налоговой схемы могут говорить факты юридической, экономической или иной подконтрольности участников сделки.

Речь идет о ситуациях, когда проверяемый налогоплательщик или его должностное лицо имели возможность влиять на условия и результаты деятельности, манипулировать сроками или порядком проведения расчетов (см. также «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП»).

Однако даже если участники схемы не были подконтрольны, они могли действовать согласованно, предопределяя движение денежных и товарных потоков и совершая другие запланированные организатором операции.

Чтобы доказать умысел и вывести соучастников схемы на чистую воду, инспекторам надлежит разобраться, чьи интересы они преследовали. Тот, кто получил налоговую выгоду, и есть главный нарушитель закона.

При каких условиях можно принять расходы и вычеты

Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ, налогоплательщикам, не искажавшим сведений о своей хозяйственной деятельности и об объектах налогообложения, разрешено уменьшать облагаемую базу и сумму налога к уплате. Но не всегда, а при одновременном соблюдении двух условий.

Первое условие — основной целью сделки или операции не является неуплата, зачет или возврат налога.

Второе условие — обязательство по сделке исполнено лицом, которое является стороной договора или лицом, которому данное обязательство перешло по закону.

Специалисты ФНС России в письме от ЕД-4-9/22123@ подробно разобрали каждое из двух условий.

Цель сделки

Для соблюдения первого условия необходимо, чтобы сделка преследовала разумную деловую цель, а не налоговую экономию. На отсутствие деловой цели указывает бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту.

В качестве примера авторы комментируемого письма привели присоединение убыточной компании, не владеющей активами.

Такая операция заведомо совершена не в интересах присоединяющей стороны, поэтому ее цель, скорее всего, не является деловой.

Однако в письме есть предостережение: сотрудники ИФНС не должны настаивать на том, чтобы налогоплательщик избрал тот или иной вариант построения хозяйственных операций. Главное, чтобы выбранный вариант не был искусственным.

Лицо, исполнившее обязательство по сделке

Чтобы аннулировать расходы и вычеты покупателя, инспекторам нужно доказать, что поставщиком является не тот, кто указан в первичных документах, а иное лицо, например, сам покупатель. Для этого проверяющие должны провести осмотр территории, сопоставить объем товара с размерами склада, опросить должностных лиц налогоплательщика, его покупателей, поставщиков и проч.

Плюс к этому налоговикам следует взять у сторон сделки образцы почерка и назначить почерковедческую экспертизу. Подозрительными являются такие факты, как использование поставщиком и покупателем одного IP-адреса и хранение печатей и документов продавца в офисе покупателя.

Вероятно, эти обстоятельства свидетельствуют об обналичивании средств, то есть о схеме, когда деньги переводятся фиктивному поставщику, а потом нелегально возвращаются покупателю. Очевидно, что подобные операции не дают права на вычеты и расходы.

При этом налоговики обязаны учитывать пункт 3 статьи 54.1 НК РФ.

В нем говорится, что подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может служить самостоятельным основанием для отмены вычетов и расходов.

Источник: https://www.buhonline.ru/pub/comments/2017/11/12898

Изменения в налоговом законодательстве с 19 августа 2017 года в России

Пределы налоговой выгоды с 19.08.2017 в Налоговом кодексе РФ

Словосочетание «налоговые выгоды» уже более 10 лет используется предпринимателями России, но лишь с изменениями в налоговом законодательстве с 19 августа 2017 года, оно получило юридическую окраску. Наконец-то установлены рамки, позволяющие честным компаниям уменьшать налоговую базу или сам налог без лишних судебных препирательств с налоговой.

Мы расскажем вам, какие изменения ждут компании в связи с принятием нового закона о налоговых выгодах, кому выгодны эти изменения, какие условия созданы для фирм, желающих уменьшить свое налоговое бремя.

Какие изменения в Налоговом кодексе вступили в силу с 19 августа 2017 года в России

18 июля 2017 года президент РФ подписал ряд федеральных законов, которые внесли существенные изменения в Налоговый кодекс России. Многие из них вступили в силу с 19 августа 2017 года. Суть их изложена в обзоре самого закона.

 Перечислим самые важные из этих поправок.

Изменен порядок определения сроков налогового периода для компаний и бизнесменов при открытии фирмы и при ее ликвидации№173-ФЗ от 18.07.2017
  • Для вновь созданных организаций и ИП налоговый период определяется с момента регистрации компании и по 31 декабря текущего календарного года, если регистрация произошла с 1 января до 30 ноября этого года, и по 31 декабря следующего календарного года, если регистрация была в декабре текущего года.
  • При ликвидации компании или ИП, последним налоговым периодом будет промежуток времени с 1 января по день прекращения регистрации текущего календарного года.
Узаконены пределы получения налоговой выгоды№163-ФЗ от 18.07.2017При соблюдении установленных положений, компании, являющиеся добросовестными налогоплательщиками, смогут беспрепятственно искать для себя налоговые выгоды*

* Пожалуй, это самое серьезное изменение в Налоговом кодексе России, поэтому мы остановимся на нем ниже очень подробно.

Скачать текст Федерального закона от 18 июля 2017г. №163-ФЗ>>> 

Какие изменения произошли в части получения налоговой выгоды с 19 августа 2017 года

Изменения, касающиеся получения налоговой выгоды, очерчены в федеральном законе №163-ФЗ от 18.07.2017 года. Он вступил в силу 19 августа 2017 года.

Самое важное, что делает этот закон, это регулирует условия получения налоговых выгод компаниями, которые соблюдают НК РФ, а также вводит новую статью 54.

1 в НК РФ под названием «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Что дает эта статья:

  • добросовестные налогоплательщики теперь могут без лишних объяснений с ФСН пользоваться налоговыми выгодами при соблюдении условий, о которых мы поговорим ниже;
  • ФНС сможет без особых проблем выявлять компании однодневки, созданные специально для обхода налоговых сборов;
  • появилось много пунктов для борьбы с необоснованными налоговыми выгодами.

Необоснованную налоговую выгоду прописали в Налоговом кодексе. С 19 августа действует новая статья НК РФ. Она определяет пределы прав при расчете налоговой базы, суммы налога, сбора и страховых взносов.

По сути, это дополнительные условия, при которых вы вправе уменьшить налоговую базу, налог или взносы. Редакция журнала «Российский налоговый курьер» обсудила с чиновниками и практиками, как с учетом новых правил обезопасить расходы и вычеты. Подробности — в статье «Новые требования к расходам и вычетам. Пределы налоговых прав vs необоснованная выгода».

Каковы правила пользования налоговыми выгодами 

Ст. 54.1 НК РФ, появившаяся в результате изменений в Налоговом кодексе, вступила в силу 19 августа 2017 года, она регулирует право компаний иметь налоговые выгоды. В каких случаях это возможно, смотрите в таблице.

о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов)Если у компании отсутствуют запрещающие факты использования налоговых выгод (они указаны в левой колонке данной таблицы)
об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом или бухгалтерском учете, налоговой отчетностиГлавной целью сделки не выступает неуплата, неполная уплата или зачет (возврат) налога*
Обязательство по сделке исполнено стороной договора, заключенного с налогоплательщиком или лицом, которому оно передано в силу договора или закона

* Например, этот пункт актуален для тех фирм, у которых есть несколько организаций, занимающихся реализацией продукции по упрощенке. Если вы признаете тот факт, что они созданы только для того, чтобы была возможность применять УСН, то вы становитесь нарушителем ст. 54.1 НК РФ, так как основная цель этих организаций – уменьшение налогов.

То есть вам придется доказывать целесообразность ваших подразделений, и что их регистрация не связана с налоговыми льготами.

Внимание! Если ФНС представит возражения, а компания не сможет доказать, что исполняет условия, позволяющие уменьшать налоговую базу или сам налог к уплате, то в пользовании налоговыми выгодами ей откажут.

Вышеизложенные изменения в налоговом законодательстве России рождают за собой ряд пунктов, которые отныне не смогут повлиять на пользование компаниями налоговых выгод.

Источник: https://www.RNK.ru/article/215557-izmeneniya-nalogovom-zakonodatelstve-19-avgusta-2017-rossii

Алгоритм разрешения споров о получении необоснованной налоговой выгоды продавцами

Пределы налоговой выгоды с 19.08.2017 в Налоговом кодексе РФ

В электроном журнале “Налоговед” за май 2018 года была опубликована статья генерального  директор «Национальная юридическая компания „Митра“»  Юрия Мирзоева.

Алгоритм разрешения споров о получении необоснованной налоговой выгоды продавцами

Противоречивая судебная практика по этой категории споров порождает правовую неопределенность и мешает налогоплательщикам заранее просчитывать налоговые последствия сделок. По мнению автора статьи, пришло время перейти к доктрине “одной руки”, а также выработать общий алгоритм разрешения подобных дел.

Доктрина необоснованной налоговой выгоды

За время своей работы Высший Арбитражный Суд Российской Федерации сформировал обширную судебную практику по многим важным вопросам в сфере налогообложения.

Но понятный алгоритм разрешения споров, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды продавцами продукции, на уровне высшей судебной инстанции не был создан. Не разработал его и ВС РФ.

Именно поэтому отсутствует единообразный подход к рассмотрению подобных споров.

В этом отношении показательны судебные акты по делу АО «Камышинский стеклотарный завод» (далее также — Общество)1. 

Суды оценивали решение налогового органа о доначислении Обществу налога на прибыль, НДС за 2013—2014 гг. и соответствующих сумм пеней, штрафов, предусмотренных ст. 122 НК РФ. Решение инспекции было мотивировано тем, что база по этим налогам определена расчетным методом: путем изменения цены реализации продукции контрагентам — ООО «Консерв» и ООО «Консерватор».

Во внимание суды приняли обстоятельства (см.

 врезку ниже), указывавшие (по мнению налогового органа) на создание продавцом и покупателями-перепродавцами формального документооборота, а также тот факт, что цена реализации продукции покупателям-перепродавцам отличалась в меньшую сторону — в пределах 3–30% по отдельным видам продукции — от средних цен реализации другим покупателям. В итоге доначисление Обществу налогов на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ было признано обоснованным. 

Обстоятельства дела

Сотрудники ООО «Астраханская консервная компания» (конечный покупатель) обратились к Обществу (продавец) с предложением приобрести большую партию продукции через «дочек» конечного покупателя — «Консерв» и «Консерватор» (покупатели-перепродавцы).

По договорам покупателями выступали «Консерв» и «Консерватор», но грузополучателем — «Астраханская консервная компания», так как именно ей они реализовали приобретаемые товары.

Плата за продукцию по договорам поступила на расчетный счет Общества непосредственно от компаний «Консерв» и «Консерватор». Для завода эти сделки были прибыльными: стоимость реализации превышала себестоимость продукции.

«Консерв» и «Консерватор» по завышенным более чем в шесть раз ценам (по сравнению с ценами приобретения у Общества) перепродали продукцию «Астраханской консервной компании». 

В процессе судебного разбирательства не исследовались обстоятельства наличия или отсутствия налоговой выгоды на стороне участников сделок. Ни налоговый орган, ни суды не устанавливали признаков сопричастности Общества к получению необоснованной налоговой выгоды.

Однако из совокупности установленных судами обстоятельств с очевидностью следует, что «Консерв» и «Консерватор» были подконтрольны конечному покупателю продукции («Астраханской консервной компании») и привлечение их в качестве посредников было направлено на увеличение стоимости продукции у конечного покупателя в целях получения им необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, налоговый орган вменил Обществу необоснованную налоговую выгоду путем увеличения стоимости реализации продукции компаниям «Консерв» и «Консерватор» на сумму от 3 до 30% по отдельным видам товаров.

При этом он не отказал в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль «Астраханской консервной компании» на сумму наценки более 600%.

Тем самым налоговая инспекция не только привлекла к ответственности невиновное лицо, но и ущемила интересы бюджета.

Отметим, что судебной практикой сформирована и противоположная позиция, когда по аналогичным спорам суды признали правильным решение налогового органа, которым отказано в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль именно конечному покупателю продукции2.

Проблемы применения доктрины необоснованной налоговой выгоды к продавцам продукции

В последнее время дела об определении выручки продавца на основании расходов конечного покупателя на приобретение товаров при их перепродаже через цепочку фирм-однодневок приобрели массовый характер (см. врезку ниже). Такой подход получил одобрение в нескольких судебных актах ВС РФ3 и письмом ФНС России от 17.07.2015 № СА-4-7/12693@ доведен до сведения нижестоящих налоговых органов. 

Пример из арбитражной практики (Постановление ФАС СЗО от 24.12.2007 по делу № А42-1200/2006) 

Суд установил факт «недобросовестности» налогоплательщика, выразившийся в реализации им по заниженным ценам выработанных из апатитового концентрата минеральных удобрений взаимозависимым специально созданным организациям-посредникам, которые в свою очередь реализовывали удобрения конечным потребителям по рыночным ценам.

Суд указал, что в этих обстоятельствах концепция необоснованной налоговый выгоды не может быть применена, поскольку речь идет о доначислении налогов продавцам продукции. В таких ситуациях подлежит применению ст. 40 НК РФ.

Однако налоговый орган использовал эту норму неправильно, что и послужило основанием для признания его решения недействительным. 

Между тем у рассмотренных ВС РФ дел есть важное отличие от судебных актов по приведенному выше спору.

В этих делах суды, признавая решения инспекций о доначислении налогов продавцам продукции обоснованными, все же устанавливали фактическую подконтрольность финансово-хозяйственной деятельности «проблемного первого покупателя» именно продавцу продукции и доначисляли налоги, не исходя из средних цен реализации другим покупателям, а на основании расходов конечного покупателя.

Из недавно принятых СКЭС ВС РФ судебных актов обращает на себя внимание Определение от 29.03.2018 по делу № А04-9989/2016 ИП Бурдинского А.В.

Инспекция установила, что предприниматель, применявший общую систему налогообложения, реализовывал товар взаимозависимому контрагенту, на которого распространялся специальный налоговый режим, по ценам ниже, чем не взаимозависимым с ним контрагентам. При этом диапазон расхождений цен в пользу взаимозависимого контрагента составлял от 11 до 52%.

Налоговый орган расценил эти обстоятельства как действия, направленные на получение предпринимателем необоснованной налоговой выгоды путем занижения базы по НДФЛ и НДС.

В результате инспекция для целей налогообложения доходов ИП по сделкам с взаимозависимым контрагентом определила их расчетным путем с применением элементов метода цены последующей реализации из расчета минимального интервала торговой наценки взаимозависимого контрагента.

Суды трех инстанций поддержали инспекцию, но СКЭС отменила судебные акты и признала решение налогового органа недействительным.

Коллегия указала, что, поскольку судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно используемых по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота, не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, возникновении у него недоимки, определяемой исходя из установленной ценовой разницы.

Если налоговый орган оспаривает соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться как один из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и во взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон сделки, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков платежей и т. п.). Установленное по результатам налоговой проверки отклонение цен по спорным сделкам в диапазоне от 11 до 52% не является многократным по сравнению с ценами на аналогичный товар по сделкам предпринимателя с другими контрагентами.

Интересно, что в первом приведенном нами деле о доначислении налогов АО «Камышинский стеклотарный завод» судья ВС РФ, отказавший в передаче дела в Коллегию, занял противоположную позицию, несмотря на то что отклонение цен было еще меньше (3–30%) и решением налогового органа налоги доначислены продавцу, а не конечному налоговому выгодоприобретателю. 

Доктрина «одной руки»

Неоднозначность и противоречивость судебной практики создают ситуацию правовой неопределенности и лишают налогоплательщиков возможности заранее просчитывать налоговые последствия реализационных сделок.

Фактически на налогоплательщиков возлагается не предусмотренная налоговым законодательством обязанность по проверке «налоговой добросовестности» контрагентов-покупателей.

Это сильно увеличивает издержки бизнеса, а неустранимый в сложившихся условиях риск привлечения к уголовной и имущественной ответственности за нарушение налогового законодательства демотивирует предпринимателей, отбивая у них желание вести бизнес в России.

С 19 августа 2017 г. Налоговый кодекс РФ был дополнен ст. 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов»4.

В ней содержатся нормы, направленные на пресечение злоупотреблений в налоговой сфере и призванные заменить собой положения доктрины необоснованной налоговой выгоды, сформулированные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». 

Такой шаг законодателя понятен: названная доктрина неоднократно подвергалась критике и во многом была вынужденной мерой, обусловленной тем, что 12 лет назад налоговые органы не располагали достаточными инструментами для контроля за посредническими звеньями цепочки сделок.

Сегодня в их арсенале помимо общей нормы, позволяющей пресекать злоупотребления в налоговой сфере (ст. 54.1 НК РФ), появились новые средства контроля за совершением и исполнением сделок. Речь идет, в частности, о внедрении АСК НДС-2 и других программных средств.

Кроме того, расширены полномочия налоговых органов при проведении камеральных проверок, ужесточены правила регистрации юридических лиц и т. д.

Назрел момент для перехода к доктрине «одной руки», или доктрине фактического собственника. Она позволяет оценивать финансовые результаты налогоплательщика, осуществляющего деятельность через подконтрольных лиц, игнорируя посреднические звенья в цепочке поставки, как если бы налогоплательщик был прямым продавцом (или покупателем) товара.

Согласно доктрине «одной руки» налоговый орган, чтобы предъявить претензию, должен доказать, что именно налогоплательщик (покупатель или продавец) является получателем налоговой выгоды по конкретной сделке и что такая выгода действительно существует.

С учетом названной доктрины суд, по нашему мнению, обязан установить:

  •         заплатили ли налоги в бюджет покупатели-перепродавцы от реализации продукции, купленной у продавца (которому доначислены налоги), и (или) используют ли они специальные налоговые режимы, то есть имеют ли место потери бюджета от спорных сделок;
  •         проведены ли за данный период налоговые проверки в отношении реальных покупателей продукции и доначислены ли им налоги (отказано в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль) по спорным сделкам, то есть нет ли противоречащих п. 3 ст. 3 НК РФ двойного налогообложения и незаконного обогащения государства;
  •         кто именно контролировал финансово-хозяйственную деятельность «проблемного покупателя» — продавец продукции или конечный покупатель, то есть является ли такой продавец конечным налоговым выгодоприобретателем;
  •         какова деловая цель сделок, то есть совершены ли они через посредников исключительно для минимизации налогов.

Предметом исследования при разрешении подобных споров должны выступать перечисленные обстоятельства, а не вопросы отклонения цены сделок от рыночного уровня, которые в силу прямого запрета (абз. 3 п. 1 ст. 105.17 НК РФ) не могут быть предметом выездных и камеральных проверок.

Представляется, что ВС РФ должен сформировать для всех налогоплательщиков, налоговых органов и нижестоящих судов понятный алгоритм разрешения дел о получении продавцами продукции необоснованной налоговой выгоды.

Это не только поможет достичь правовой определенности и единообразия судебной практики по данной категории споров, но и позволит налогоплательщикам просчитывать налоговые последствия реализационных сделок и нивелировать риски привлечения к ответственности за налоговые правонарушения. 

1 См.: Решение АС Волгоградской области от 12.07.2017; постановления 12-го ААС от 15.09.2017, АС ПО от 22.01.2018; Определение судьи ВС РФ от 28.03.2018 по делу № А12-9650/2017 АО «Камышинский стеклотарный завод».

2 См.: Решение АС г. Москвы от 20.01.2014 по делу № А40-156923/13; постановления 9-го ААС от 26.03.2014 по делу № А40-156923/13; ФАС МО от 02.07.2014 по делу № А40-156923/13; Определение судьи ВС РФ от 19.09.2014 по делу № А40-156923/13 ОАО «Башспирт». 

3 См.: Определения судьи ВС РФ от 02.09.2014 по делу № А40-152854/12 ООО «Илион»; от 02.09.2014 по делу № А40-98359/2013 ООО «ПИК Созидание». 

4 См.: Федеральный закон от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» (вступил в силу 19.08.2017).

 Текст статьи опубликован в выпуске “Налоговед” по ссылке. 

Источник: http://mitralaw.ru/analitika/nalogi/algoritm-razresheniya-sporov-o-poluchenii-neobosnovannoy-nalogovoy-vygody-prodavtsami/

Что несёт налогоплательщикам новая статья 54.1 НК?

Пределы налоговой выгоды с 19.08.2017 в Налоговом кодексе РФ

Суть статьи: это статья о том, при каких условиях налогоплательщик может уменьшить сумму налога или вернуть НДС из бюджета.

Название статьи: «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Начинает действовать с 19 августа 2017 года.

Статья небольшая. Умещается на одну страницу Ворда. Приступим.

П.1 ст. 54.1 НК: «Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений:

  • о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов);
  • об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете;
  • налоговой отчетности налогоплательщика».

И сразу появляются вопросы: что такое «искажение сведений о фактах и объектах»? Опять размытое понятие, которое ФНС будет толковать так, как ей это выгодно.

Статья 81 НК РФ допускает, что налогоплательщик может совершит неумышленную ошибку при подаче декларации. Но если трактовать п.1 ст. 54.1 НК буквально, то ФНС сможет отказать в уменьшении налога из-за любой ошибки.

Это отметил и Совет Федерации в заключении по рассматриваемой статье.

Чтобы знать, как этот пункт будет работать, надо дождаться судебной практики, но момент в любом случае опасный и неприятный.

При каких условиях можно уменьшить налог?

Об этом сказано в п.2 статьи 54.1:

«При отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи [то есть, если нет «искажений сведений о фактах и объектах»], по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй настоящего Кодекса при соблюдении одновременно следующих условий:

1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону».

Первый подпункт говорит о том, что уменьшение налога или возврат НДС из бюджета не должно быть единственной целью сделки. Сделка должна иметь экономическую цель. В противном случае появляется необоснованная налоговая выгода.

Второй подпункт — это та самая реальность операций (посмотрите здесь и здесь). Неважно, подрядчик выполняет работу или оказывает услугу, или он привлёк субподрядчика — главное, чтобы работа или услуга существовали в реальности, а не только на бумагах.

Иными словами, чтобы уменьшить сумму налога и/или вернуть НДС из бюджета, надо, чтобы выполнялись одновременно 2 условия:

  • сделка имеет экономическую цель;
  • сделка исполнена в реальности.

По большому счёту, ничего нового.

Что-нибудь однозначно хорошее для налогоплательщика в законе есть?

Есть.

П.3 ст. 54.1:

«…подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным».

Иными словами, если:

  • первичные документы подписаны неизвестно кем;
  • контрагент нарушает законодательство о налогах и сборах;
  • налогоплательщик мог получить тот же результат, совершая другие сделки или операции;

то это не значит само по себе, что ФНС должна отказать в возврате НДС или считать уменьшение налога незаконным.

В свою очередь мы обращаем внимание на то, что данные нарушения не могут быть единственными (самостоятельными) для признания действий налогоплательщика неправомерными. Но в совокупности, по нашему мнению, эти доводы будут приводиться налоговыми органами в качестве обоснования действий компаний незаконными.

В любом случае, это лучшее, что есть в новой статье. Судебная практика давно «прощала» подписание первички неустановленными лицами, но закрепление этого в законе приятно.

В этом пункте закон последовал за судебной практикой, то есть закрепил то, что уже выработала судебная практика.

Изменения в статье 82 НК РФ

Закон №163-ФЗ не только создал ст. 54.1 НК, но и внёс новый пункт в ст. 82:

«Доказывание обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 54.1 настоящего Кодекса, и (или) факта несоблюдения условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 54.1 настоящего Кодекса, производится налоговым органом при проведении мероприятий налогового контроля в соответствии с разделами V, V.1, V.2 настоящего Кодекса».

По сути, в этом тоже нет ничего нового: продублирован принцип добросовестности налогоплательщика (п.7 ст.3 НК) и (п.6 ст.108 НК). Хотя в судах презумпция невиновности налогоплательщика не работает.

Выводы относительно статье 54.1 НК РФ

В целом, «правила игры» не изменились: новая статья продублировала уже сложившуюся практику: должна быть экономическая цель операций, операции должны быть реальными, подписание первички непонятно кем не «смертельно», доказывать нарушения должна ФНС. Поэтому держим «ушки на макушке», как и прежде.

Закон оставляет налоговой огромное пространство для маневра. В п.1 ст. 54.1 есть фраза об «искажениях сведений о фактах, объектах и отчётности». Эту фразу можно трактовать как угодно широко, объявляя искажением любую ошибку. Мы не сомневаемся, что ФНС воспользуется возможностью манёвра.

Закон закрепил положительные для налогоплательщика моменты.

Необходимость доказывать должную осмотрительность и реальность операций никуда не исчезла. Не исчезли и риски, связанные с доначислениями за отсутствие осмотрительности (14 млн в среднем по РФ за 2016 год, 41 млн по Москве).

Поэтому дальновидные руководители и собственники бизнеса уже сейчас должны обратиться к налоговому специалисту, который проанализирует их бизнес и минимизирует риск доначислений. Обращение к налоговому адвокату сегодня — это сохранение десятков миллионов рублей завтра.

И не забывайте подписываться на нашу рассылку. Это 1-2 письма в неделю о важном в области налогов.

Источник: http://nalog-advocat.ru/novaya_statya_54_1/

Необоснованная налоговая выгода в 2018 году

Пределы налоговой выгоды с 19.08.2017 в Налоговом кодексе РФ

В Налоговом кодексе РФ есть такое новое понятие, как необоснованная налоговая выгода. Чтобы разобраться в ее сути и оценить ответственность, возникающую за действия, связанные с извлечением не полагающейся по факту налоговой выгоды, изучим данный материал.

Понятие необоснованной выгоды

Под необоснованной налоговой выгодой подразумевают получение стороной-налогоплательщиком налоговой выгоды по итогам представления налоговой структуре официальных бумаг, содержащих неполные, противоречивые либо же полностью ложные сведения.

Важно! В Налоговом кодексе с 19 августа 2017 года вступила в полноценную законную силу новая статья 54.1, положения которой во многом сходятся с постановлением Пленума ВАС 2006 года N53 о налоговой выгоде.

В ней прописан важный принцип налогового регулирования. Статья была разработана на основе судебной практики, рассматривающей ситуации с уменьшением налогоплательщиком налоговых платежей. Поэтому целесообразно проанализировать, как такие вопросы решались на практике и разобраться, какие последствия ожидают нарушителя.

Схемы, которые выявили налоговые органы

Налоговые структуры в процессе организованных проверок смогли выявить пять самых распространенных «серых» схем, прикрываясь которыми физлица и юрлица-налогоплательщики извлекали не полагающуюся им по факту налоговую выгоду:

  1. Договоренность с компанией-импортером либо производителем продукта, благодаря которой происходит увеличение стоимости товара путем многоразовой его реализации через подставные компании.
  2. Схема, в которой искусственным образом завышается физлицами реальная себестоимость произведенных работ.
  3. «Серая» схема, согласно которой происходит «дробление» бизнеса. Делается это для того, чтобы применить ЕНВД и минимизировать таким путем налоговые обязательства. В данном случае подразумевается создание подконтрольных организаций, действующих по правилам «упрощенки».
  4. Схемы, в основе которых нет «разумной деловой цели».
  5. Схемы, согласно которым действия по оплате товаров отсутствуют со стороны налогоплательщика.

Последствия налоговой выгоды и ответственность за нее

Если некоторое предприятие получило налоговую выгоду без веских на то оснований и сотрудники ФНС сумели это подтвердить в судебной инстанции, то на организацию будут наложены санкции, а также ей будет отказано в льготе, на которую она изначально рассчитывала.

Российское законодательство, чтобы пресечь подобные действия, борется с нарушителями НК РФ, определяя разные меры наказания.

Ответственность физлица

Во время слушаний представители судебных инстанций, избирая меры наказания для нарушителей НК РФ, обращаются к ст. 198 либо к ст. 199 УК России. В ст. 198 рассматривается уклонение от выплаты налога физлицами.

В ней сказано о последствиях, которые коснутся физлица-нарушителя, уклонившегося от уплаты налогов.

В статье прописано, что ухищрения, связанные с непредставлением в налоговую инспекцию налоговых деклараций либо предоставление этого документа с ложными данными грозит уплатой штрафа от 100 до 300 тысяч рублей.

Альтернативой этому наказанию может быть штраф, который будет приравниваться размеру зарплаты либо же иному доходу виновного лица за период от 12 до 24 месяцев его работы.

Равносильными этому наказанию могут быть принудительные работы, выполнять которые физлицо-виновник будет обязан длительностью до 1 года.

Вместо всех перечисленных выше мер наказания может быть выбран судебной инстанцией арест физлица на срок от 6 до 12 месяцев.

Если, согласно статье 198 УК РФ, было доказано, что имело место правовое нарушение по уклонению от выплаты налога в крупных масштабах, то виновному лицу может быть назначен либо штраф 200-500 тысяч рублей, либо обязанность выплачивать сумму, равную размеру зарплаты или другого дохода, получаемого гражданином-нарушителем за период с 12 месяцев до 2 лет. Альтернатива перечисленным выше мерам – принудительный труд сроком до 3 лет/тюремное заключение на срок до 36 месяцев.

Важное уточнение! Под понятием нарушения в особо крупных масштабах понимается неоплаченная физлицом сумма налогов за 3 финансовых года подряд (если итоговая сумма недостачи оплаченных налогов превышает границу 900 тысяч рублей).

Если физлицо впервые совершает нарушение, то последствия для него не будут слишком тяжелыми, так как статья 198 УК РФ говорит об освобождении от уголовной ответственности лица, которое, чтобы компенсировать свои нарушения, полностью оплатило размер недоимки вместе с определенной пеней, а также оплатило сумму штрафов в том размере, который требует НК РФ.

Ответственность юрлица

В статье 199 НК РФ говорится о последствиях и мере наказания юридических лиц. Юрлица-нарушители обязаны либо оплатить штраф в пределах 100-300 тысяч рублей, либо пожертвовать ежемесячно получаемой зарплатой, начисляемой в течение 1-2 лет. Альтернативой этому наказанию может стать принудительный труд до 2-летнего периода.

Обязательным дополнением к таким мерам пресечения выступает запрет на занятие определенной деятельностью (либо в течение 3 лет после назначения меры наказания, либо же бессрочно). Вместо этих мер судом быть назначен арест на срок до полугода либо же тюремное заключение на 2 года и запрет на занятие определенных должностей.

Если доказано, что юрлицо-нарушитель совершило деяние в масштабных размерах, то его обяжут платить штраф в пределах от 200 до 500 тысяч рублей либо сделать денежное отчисление в госказну в размере зарплаты, получаемой на протяжении 1-3 лет. Альтернативой такому наказанию могут быть принудительные работы в течение 5 лет и запрет на занятие в будущем определенных должностей.

Важное уточнение! Под крупным размером в данном случае подразумевается сумма неуплаченных налоговых сборов, превосходящая границу в 15 млн. рублей.

Однозначно установить связь между объемами извлеченной выгоды и наказанием, которое стало последствием нарушений, невозможно, так как каждый случай индивидуален.

Именно поэтому мера ответственности, которую будет нести нарушитель, рассматривается в судебной инстанции с учетом всех обстоятельств.

Пример

Если суд выявит грубые нарушения, связанные с неуплатой либо неполной уплатой налоговых сборов, и докажет, что такой вид махинаций производился путем занижения искусственным образом налоговой базы либо иного неверного просчета налога либо иных действий, то нарушителя могут заставить оплатить 20% неуплаченной суммы средств, которая должна была пойти в госказну. Если будет доказано, что деяния совершались умышленно, то лицо, решившее нарушить установленные нормы, обяжут оплатить 40% неуплаченной суммы сбора. При назначении такой меры наказания будут руководствоваться ст. 122 НК РФ.

Характер и особенности последствий, с которыми столкнется нарушитель, оговорен также и в Кодексе административных правонарушений. В главе 15 КоАП РФ указаны все варианты нарушений, которые подразумевают административную ответственность (под нею подразумеваются разные штрафные санкции, лишение права проводить определенную деятельность и запрет на право занимать определенные должности).

Источник: https://assistentus.ru/nalogi-i-uchet/neobosnovannaya-nalogovaya-vygoda/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.