+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

Содержание

Фнс пресечет практику «дробления» бизнеса для ухода от налогов

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

Схемой «дробления» бизнеса пользуются крупные и средние предприятия. Таким образом они стараются избежать нежелательных проверок со стороны контролирующих органов, а главное, получить положенные небольшому бизнесу преференции в виде возможности снизить налоговую нагрузку.

Смысл в том, что малый бизнес использует специальные режимы налогообложения: упрощенную систему налогообложения (УСН) либо единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Налоговая нагрузка у них меньше, чем у более крупных предприятий, работающих по общей системе налогообложения.

При применении УСН организации и предприниматели (ИП) уплачивают 6 процентов от дохода либо 15 процентов от прибыли (доходы минус расходы), а также страховые взносы.

Эти ставки значительно ниже совокупных ставок налога на добавленную стоимость (18 процентов) и налога на прибыль организаций (20 процентов), которые применяют компании, и налога на доходы физических лиц (13 процентов), если речь идет об индивидуальном предпринимателе.

При этом Налоговый кодекс (НК) устанавливает определенные ограничения, при превышении которых субъекты малого и среднего бизнеса утрачивают право применять специальный налоговый режим УСН.

К таким ограничениям относятся: численность работников — она не должна превышать 100 человек, остаточная стоимость основных средств — не больше 150 миллионов рублей. Ограничение по доле участия других юрлиц установлено на уровне 25 процентов.

Лимит УСН по доходам, полученным за год, составляет 150 миллионов рублей. Если хотя бы один из перечисленных критериев не соблюден, налогоплательщик утрачивает право на применение УСН.

ЕНВД, который позволяет организациям и предпринимателям не исчислять выручку от продаж, а определять сумму налога от физических показателей торговых площадей, также имеет ряд ограничений. Среди них, например, есть и такое: для розничной торговли торговая площадь магазина не должна превышать 150 квадратных метров.

Стремясь воспользоваться преференциями, которые положены малым и средним предприятиям, владельцы крупных компаний «дробят» бизнес на несколько внешне самостоятельных организаций или ИП, чтобы их деятельность формально отвечала требованиям закона.

Как органы борются с разделением бизнеса

Искусственное разделение бизнеса на части приводит к тому, что бюджет недополучает большие суммы налогов, малый бизнес страдает из-за недобросовестной конкуренции со стороны более крупных игроков, а потребители вводятся в заблуждение: они покупают товары у номинальных организаций и предпринимателей, а не у реального продавца, что усложняет защиту их прав. Конечно, никто не отменял право налогоплательщиков использовать законодательные преференции по налогам для экономии средств. Однако между разрешенной законом оптимизацией и нарушающим нормы закона «дроблением» с целью получения необоснованной выгоды есть четкая грань.

Проявлением недобросовестности является создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Судебная практика, исходя из общих законодательных принципов, выработала этот подход уже давно. Теперь это зафиксировано и отдельной статьей 54.

1 НК «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

В последнем обзоре Верховный суд прямо указал, что если «видимость действий нескольких юридических лиц прикрывала фактическую деятельность одного хозяйствующего субъекта», налоговый орган может доначислить платежи «исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения».

И в этой позиции нет ничего нового, практика преодоления таких злоупотреблений сложилась уже в большинстве регионов страны.

Уже даже Конституционный суд в июле прошлого года признал конституционными действия налоговиков по проверкам и привлечению к уплате недобросовестных предпринимателей в таких ситуациях, поскольку, как сказал суд, «налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну». Выводы Конституционного суда были подкреплены позициями Европейского суда по правам человека, который признал, что «попытки злоупотребления системой налогообложения должны пресекаться».

Важно и то, что было сразу отвечено на все претензии горе-оптимизаторов — «а что же вы не ловили нас раньше» и «где в законе термин «дробление бизнеса».

Конституционный суд также с использованием европейской практики указал, что «невозможно ожидать, чтобы законодательное положение описывало во всех подробностях все способы, с помощью которых данный налогоплательщик мог бы вводить в заблуждение налоговые органы».

Казалось бы, ситуация ясна. Однако некоторые налогоплательщики все еще используют схемы «дробления» бизнеса. А при возникновении обоснованных претензий налоговых органов пытаются доказать, что все законно.

Между тем польза деятельности налоговиков для экономики в целом совершенно очевидна. Никакие меры поддержки малого бизнеса не помогут, если «малышами» будут называться крупные состоявшиеся компании с сотнями миллионов и миллиардами оборотов.

Они просто не выдержат конкурентной борьбы. А за отсутствие конкуренции будут платить прежде всего потребители.

Показательные примеры «дробления» бизнеса

Центр притяжения данных схем, судя по последним публикациям и судебной практике, сложился на Дальнем Востоке.

Показательным был пример с сахалинским предпринимателем. Имея в собственности автозаправочную станцию и предоставляя ее в аренду организациям, применяющим УСН, он выступал поставщиком ГСМ.

При достижении установленного законом предельного объема выручки для льготного налогообложения (60 миллионов рублей) арендатор АЗС сразу же менялся, и схема работала заново до достижения предела выручки новым арендатором.

Решением налоговой инспекции предпринимателю было предписано заплатить налогов в 4 раза больше, чем предусмотрено для малого бизнеса (до налоговой проверки за два года он заплатил всего около 6 миллионов рублей при выручке всех подконтрольных лиц около 600 млн). Суды подтвердили правоту налоговиков.

Другая история развернулась на Камчатке. Инспекция ФНС по Петропавловску-Камчатскому обнаружила в работе компаний бизнесмена, владельца ООО «Автомир», признаки дробления. Бизнес с оборотом в 1,4 миллиарда рублей платил в бюджет всего около 6 миллионов рублей без учета зарплатных отчислений.

Следственное управление СК РФ по Камчатскому краю установило, что была создана схема дробления бизнеса путем переноса части доходов на взаимозависимые юридические лица.

А те, по мнению проверяющих, фактически занимались одним видом деятельности: торговали автотоварами одинакового ассортимента и представляли один бренд — «Автомир».

Использование схемы дробления подтвердилось и тем, что компания вела деятельность в одном месте, скидочные карты принимались во всех ее внешне независимых отделениях. Была даже единая кассовая зона, где можно было рассчитаться с любым «самостоятельным» продавцом.

Формальная самостоятельность и независимость друг от друга продавцов разбивалась при простом изучении структуры владения. Все компании осуществляли деятельность на одной территории, имели одних и тех же контрагентов, даже пользовались единым расчетно-кассовым центром.

«Автошина», «Автоцентр» и предприниматели значились арендаторами помещений в торговом центре, однако деньги за аренду почти не платили, поскольку единый финансовый поток концентрировался в руках одного руководителя.

Не возмещали они расходы и на содержание торгового комплекса, а также на рекламу и изготовление подарочных сертификатов и дисконтных карт, которые у всех компаний тоже были общие с «Автомиром».

По сути, все деление бизнеса преследовало одну цель: чтобы на каждую торговую точку приходилось не более 150 квадратных метров либо выручка не превышала 60 миллионов рублей.

В отношении владельца «Автомира» было возбуждено уголовное дело по статье «Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере», которое предусматривает наказание вплоть до лишения свободы на шесть лет. Предприниматель выразил протест, но проиграл суд сразу в трех инстанциях, а судебный акт, подтверждающий правоту ФНС, вступил в силу.

Источник

Источник: http://ndf1.ru/2018/ekonomika/fns-presechet-praktiku-drobleniya-biznesa-dlya-uhoda-ot-nalogov/

Дробление бизнеса

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

Разделение предприятия на несколько более мелких субъектов хозяйствования само по себе не противозаконно. Но если налоговая служба выявит, что целью дробления бизнеса было только облегчение налоговой нагрузки, то к собственникам такой фирмы может быть применено наказание.

Что такое дробление бизнеса

Возможность дробления бизнеса для ухода от налогов возникла в тот момент, когда в налоговом законодательстве были прописаны правила применения специальных облегченных режимов налогообложения для малого бизнеса (УСНО и ЕНВД). Владельцы крупных и средних предприятий быстро поняли, что данные новшества представляют для них лазейку в законодательстве и предприняли дробление бизнеса на более мелкие субъекты хозяйствования.

Искусственное разукрупнение бизнеса для использования режимов налогообложения, предназначенных для малого бизнеса, является одним из методов «черной» оптимизации расходов предприятия. Оно порождает существенные проблемы и для самих предпринимателей, ведь управлять несколькими разрозненными фирмами труднее, чем единой структурой.

Схема дробления

Чтобы понять, что происходит на практике, необходимо уяснить главный принцип разукрупнения бизнеса: большое предприятие разделяют на несколько мелких, с меньшими показателями дохода, в результате чего они подпадают под упрощенную систему налогообложения (УСН).

Например, представьте себе торговое предприятие, которое занимается продажей консервированных продуктов.

В какой-то момент его владелец решает разделить компанию на несколько более мелких фирм, одна из которых будет реализовывать мясные консервы, другая – рыбные, а третья – овощные.

Такая схема незаконна, поскольку для дробления не было весомых оснований, и основная его основная цель – уменьшение налоговой нагрузки.

Судебная практика

Законодательство не ограничивает количество фирм, зарегистрированных на одно и то же лицо. Деление бизнеса также является допустимой по закону операцией, но только если оно имеет экономический смысл.

Важно! Основное условие, которое требуется для признания дробления бизнеса правомерным, это присутствие деловой цели.

К оправданным законом целям дробления относятся следующие:

  1. Обеспечение стабильного спроса на товар за счет отсутствия в составе цены НДС.
  2. Развитие специализации каждого из предприятий путем выполнения перспективного плана, который имеется в наличии.
  3. Физическая удаленность новых компаний друг от друга.
  4. Разделение предприятий по специфике деятельности (торговая, производственная и т. д.).

Стоит отметить, что стремление к уменьшению сумм налоговых обязательств тоже расценивается судом как деловая цель. Но она должна быть второстепенной.

Если же на первом месте стояло стремление сэкономить деньги за счет разницы налоговых обязательств, возникающих при общем и специальном режимах налогообложения, то суд может вынести решение о том, что налоговая выгода необоснованна, и владельцам придется нести ответственность за дробление бизнеса. Определение понятия «необоснованная налоговая выгода» можно найти в Постановлении №53 Пленума ВАС РФ.

Дополнительные особенности

Наличие экономического обоснования разукрупнения фирмы не означает, что у налоговой не будет к руководству компании никаких вопросов. Оказывается, что деловую цель можно скомпрометировать.

Так бывает, когда дробление происходит в момент приближения показателей дохода к максимальному значению для УСН.

Проще говоря, руководство предприятия, видя, что вскоре придется переходить на общий режим налогообложения, делит фирму на несколько более мелких компаний, чтобы обойти данную ситуацию.

В суде будет сложно доказать, что дробление в этот момент – чистое совпадение, и оно преследовало иную цель. И если убедить судью в этом не удастся, то вряд ли помогут какие-то другие аргументы.

Признаки незаконного дробления бизнеса

В 2017 г. ФНС совместно со Следственным комитетом России опубликовали письмо, где рассмотрены основные особенности дел, связанных с незаконным дроблением бизнеса.

В документе отмечается, что привести точный список признаков, говорящих о применении формального разделения компании, невозможно, поскольку каждый раз необходимо рассматривать все обстоятельства, сопутствующие конкретному делу.

Вместе с тем, в данном обзоре указаны 17 признаков дробления бизнеса, которые говорят о применении руководством фирмы налоговых схем. Основные из них следующие:

  1. Специфика деятельности одинакова для всех новообразованных компаний. Виды деятельности могут и отличаться, но быть выстроенными в одну цепочку, например, производство продукции и ее продажа.
  2. У всех компаний одно и то же руководство, а в отношениях с государственными органами все хозяйствующие субъекты представлены одними и теми же лицами.
  3. У подконтрольных компаний нет собственных основных и оборотных средств.
  4. Показатели, от которых зависит право на применение упрощенной системы налогообложения, близки к граничным.
  5. Для одного из участников схемы единственным контрагентом (покупателем или поставщиком) является другой участник.
  6. Формально оформленные документы.

Если дробление предприятия было выполнено вопреки законодательству, то образовавшиеся компании будут иметь признаки единой структуры.

В частности, помимо руководства, у них могут быть общими материальные запасы, персонал, финансовые ресурсы. Если разукрупнение бизнеса было проведено с целью сэкономить на налогах, то обычно все это остается общим.

Во-первых, единой ресурсной базой проще управлять, а во-вторых, ее разделение ведет к увеличению затрат.

Проще всего для налоговиков выявить общие материальные ресурсы, поскольку они отражаются базе МТО. Нередки ситуации, когда для новообразованных компаний общим является все, от складских помещений до офиса и транспортных средств.

Еще один эффективный метод, который используют представители налоговой службы, — проанализировать кадровую политику предприятия. Классическая схема при махинациях с дроблением предприятия – когда одни и те же сотрудники работают сразу на несколько компаний по совместительству.

Если прочесть материалы, которые публикуют налоговая и ФНС о дроблении бизнеса, то станет ясно, что один из самых важных моментов при проверке – выявление махинаций с денежными средствами. Для незаконных схем характерны несколько моментов, связанных с финансами:

  • Денежные ресурсы находятся на счетах главной компании, остальные, подчиненные ей, денег не получают;
  • Счета всех фирм находятся в одной банковской организации, хотя это и менее значимый признак.

Незаметно со счета на счет деньги перебросить нельзя: эта операция отражается в банковских компьютерных системах, а потому представляет хорошую зацепку для налоговиков.

Централизованная система управления

Чтобы упростить для себя управление всеми зависимыми фирмами, руководство компаниями нередко оставляет одну централизованную систему управления для всех субъектов хозяйствования.

Это сильно облегчает работу представителям налоговой: когда они обнаруживают признаки единого управления, это косвенно свидетельствует о применении налоговой схемы.

К наиболее распространенным признакам общего управления относятся:

  • Общий телефонный номер и сайт.
  • Один юридический адрес.
  • Ведение налоговой отчетности разных фирм одним и тем же человеком на одном компьютере.
  • Единая политика ценообразования.

Аффилированность

С темой единого управления тесно связана аффилированность, то есть оформление предприятий на своих родственников, друзей, сотрудников. Это связано с тем, что привлечение в схему лиц со стороны чревато потерей части бизнеса.

Важно! Аффилированность рассматривается в суде как один из главных маркеров применения руководством фирмы налоговой схемы.

Чтобы избежать подозрений со стороны налоговой, предприниматели иногда обращаются к оформлению бизнеса на подставных лиц.

Это еще больше усугубляет ситуацию: если суд докажет взаимосвязь между участниками, это еще не будет доказательством незаконного дробления предприятия.

Если же выяснится, что руководитель одной из фирм лишь числится таковым, то это уже будет серьезным доводом для принятия решения не в пользу компании.

Источник: http://surzhyk.info/droblenie-biznesa/

Фнс опубликовала обзор судебной практики о получении необоснованной налоговой выгоды и дроблении бизнеса

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

ФНС России опубликовала обзор судебной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц. Мы подготовили краткий обзор документа, который поможет юристам в подобных делах.

Федеральная налоговая служба довела до сведения своих территориальных органов и налогоплательщиков письмом от 11.08.

2017 № СА-4-7/[email protected] обзор судебной практики об обжаловании ненормативных актов ФНС, вынесенных по результатам проверок, в ходе которых были установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

Налоговики в самом начале документа напомнили всем налогоплательщикам о требованиях подпункта 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса РФ об обязанности уплачивать установленные законом налоги и сборы.

Кроме того, они привели позицию Высшего арбитражного суда РФ, изложенную в пунктах 3, 5 постановления ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

В постановлении, в частности сказано, что:

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, целями делового характера. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Также специалисты ФНС напомнили об определении Конституционного Суда РФ от 04.07.

2017 № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса РФ», в котором КС РФ сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

Позиция Конституционного Суда об экономическом смысле

Конституционный Суд РФ постановил, что если для целей налогообложения налогоплательщик учитывает операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учитывает операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то налоговый орган, в свою очередь, может доначислить суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора. Один из судей КС РФ по этому делу высказал особое мнение, но о нем налоговики в своем обзоре не упомянули. Они просто напомнили, что за последние 4 года арбитражные суды рассмотрели более 400 подобных дел о доначислении налогов на сумму, превышающую 12,5 миллиарда рублей.

Организация не может работать в тандеме с ИП

В качестве одного из примеров дробления бизнеса налоговики привели определение Верховного Суда РФ от 27.11.2015 N 306-КГ15-7673. В этом споре специалисты ФНС смогли доказать факт получения необоснованной налоговой выгоды в результате применения схемы.

В этом случае в производственный процесс коммерческой организации было включено подконтрольное аффилированное лицо — индивидуальный предприниматель. Его деятельность носила формальный характер, а целью его вовлечения в бизнес было уклонение от уплаты налога на прибыль организаций и НДС.

Организация заключала с ИП договоры поручения, по условиям которых налогоплательщики от имени друг друга могли совершать действия по оформлению сделок купли-продажи.

Такая схема позволила им распределять между собой полученную выручку в целях минимизации налоговых обязательств и получения необоснованной налоговой выгоды. При рассмотрении данного спора арбитры ВС РФ учли, что у ИП и организации были общие торговые площади.

Кроме того, налогоплательщики использовали одну ККТ и реализуемую продукцию, которую приобретали у одних и тех же поставщиков. В результате судьи определили, что организация является единственным источником доходов предпринимателя, а значит, имеет место дробление бизнеса.

Фиктивные подрядчики не помогли снизить налоговые обязательства юрлица

В другом споре Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 16.02.2017 по делу № А66-17494/2015 признал обоснованным привлечение к ответственности строительной организации, которая также применила схему для получения необоснованной налоговой выгоды.

Налогоплательщик заключил фиктивные договоры с подрядчиками, основной целью которых было не выполнение работ по строительству объекта, а снижение налоговых обязательств. Налоговики выяснили и смогли доказать в суде, что привлеченные в качестве подрядчиков третьи лица не являлись самостоятельными субъектами предпринимательской деятельности.

Эти граждане не могли самостоятельно распоряжаться трудовыми, административными и финансовыми ресурсами. Они использовали соответствующие ресурсы организации. Поэтому суд пришел к выводу, что организация и ее взаимозависимые лица фактически являлись единым хозяйствующим субъектом. Об этом судьям сказали общая бухгалтерская и кадровая служба, а также общие трудовые ресурсы.

Суд признал факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения налоговой базы по НДС и налогу на прибыль.

В заключение ФНС подчеркнула, что для того, чтобы контролирующий орган мог сделать обоснованный вывод о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса, необходимо иметь достаточные доказательства.

Только на основании таких доказательств в совокупности с фактами, выявленными по уклонению от налогов, суд сможет сделать вывод о совершении налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами умышленных согласованных действий, направленных не столько на дробление бизнеса с целью оптимизации предпринимательской деятельности, сколько на получение необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения соответствующей налоговой обязанности.

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.02.2017 по делу N А66-17494/2015 Требование: О признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на прибыль и НДС. Обстоятельства: Налоговый орган сделал вывод о том, что в результате согласованных действий компании и общества в виде формальной передачи взаимозависимым организациям обязательств общества по выполнению строительных работ создан фиктивный документооборот, что повлекло занижение базы по доначисленным налогам. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку не дана оценка доводу о том, что затраты взаимозависимых организаций, не принятые при определении налоговых обязательств общества, документально не подтверждены. Дополнительно: В постановлении также рассмотрены вопросы доначисления НДФЛ.
  • Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2015 N 306-КГ15-7673 по делу N А12-24270/2014 Требование: Об оспаривании решения налогового органа. Обстоятельства: Налоговый орган доначислил налог на прибыль и НДС, ссылаясь на то, что посредством согласованных действий с предпринимателем, применяющим систему налогообложения в виде ЕНВД, заявителем была создана схема уклонения от налогообложения путем формального заключения с предпринимателем взаимных договоров поручения. Решение: В удовлетворении требования отказано, так как суд установил, что полученная предпринимателем от реализации заявителем в качестве поверенного лица предпринимателя товара предпринимателя в рамках договора поручения выручка является выручкой самого заявителя и подлежит включению в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и НДС.
  • Определение Конституционного Суда РФ от 04.07.2017 N 1440-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247 – 249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации”
  • ФНС России от 11.08.2017 N СА-4-7/[email protected]
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”

Источник: http://ppt.ru/news/140311

Дробление бизнеса и опасные схемы ухода от налогов

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

Обратимся к судебной практике и разберем самые распространенные ошибки налогоплательщиков при «дроблении» бизнеса, изучим законные налоговые схемы.

Подставная фирма

Рассмотрим пример, когда сделка по доставке товара в адрес компании была фактически совершена, расходы на самом деле были понесены, товар находится на складе организации, но вот доставку товара осуществляла «левая» фирма и документов на расходы нет. Что делать в таком случае? В нашей ситуации предприятие решило создать подставную фирму и провести расходы через нее.

Судебная практика. Как следует из материалов дела (Постановление Арбитражного суда ЗападноСибирского округа от 25.08.2016 по делу № А27-23499/2015), компания заключила договор с поставщиком на доставку угля.

Чтобы доставить уголь, поставщик заключил договоры аренды транспортных средств с физическими лицами (то есть на самом деле у поставщика не было своего транспорта, своих работников в штате для выполнения работы).

И в ходе встречной налоговой проверки контрагента было установлено, что поставщик применял общепринятую систему налогообложения и платил самые незначительные суммы налогов, не имел в штате сотрудников, отсутствовали транспортные средства.

А после опроса свидетелей было выяснено, что машинисты, с которыми и заключались договоры аренды транспортных средств, отношения не имели к перевозке угля, на документах ставили подпись формально «по просьбе знакомых».

Суд кассационной инстанции, который рассматривал жалобу предприятия, подчеркнул, что налогоплательщик должен представлять документы, которые отвечают критериям ст. ст. 169, 171 НК РФ и подтверждают наличие реальных операций по оказанию услуг конкретным, а не абстрактным контрагентом.

Что мы имеем в итоге? Расходы были (уголь фактически был доставлен), но вот документально их подтвердить компания не смогла, даже прибегая к такому «смелому» налоговому планированию.

Регистрация компании для совершения одной сделки

Следующий пример затрагивает ситуацию, когда была произведена временная регистрация юридического лица для совершения сделки. При этом вновь созданная организация не имеет трудовых и материальных ресурсов, долго «не живет», не платит в бюджет налоги.

Налоговое и гражданское законодательство не запрещает предпринимателям регистрировать несколько компаний, но вот «плодить» их непосредственно перед совершением какой-то конкретной сделки — это неграмотно.

Даже если возникает такая необходимость, то надо очень осторожно подойти к этому вопросу:

  • необходимо, чтобы у вновь зарегистрированного юридического лица были трудовые ресурсы;
  • бухгалтерия должна быть в порядке, документы подписаны не подставными лицами, а работниками, которые на самом деле приняты по трудовым договорам и отвечают за свои действия;
  • нужны ресурсы для выполнения той или иной работы (оказания услуги). Если нет оборудования или материала, тогда надо грамотно подойти к вопросу заключения договоров аренды или договоров безвозмездного пользования (если такое необходимо).

Судебная практика. Компания заключила договор на ремонт подъездных путей с организацией, которая была зарегистрирована перед подписанием договора.

С одной стороны, это не нарушение, тут нет запрещенных действий, но вот само использование вновь созданной организации вызывает сомнения.

Руководитель нового предприятия был трудоустроен совершенно в другом месте на должности менеджера.

И, как отметили судьи, неблагоприятные последствия недобросовестных действий налогоплательщика не могут быть перенесены на бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств. Отвечать за все придется непосредственно предприятию (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.08.2016 по делу № А53-25942/2015).

Здесь мы видим халатное и небрежное отношение к процедуре налогового планирования. По расчетному счету липового поставщика услуг не проводились никакие движения. Если бы деятельность была реальной, движения и платежи были бы.

Законная цепочка деловых партнеров

Приведем пример создания законной цепочки взаимоотношений между юридическими лицами.

Судебная практика. Компания реализовывала на экспорт брус и, соответственно, заявила НДС к возмещению.

В ходе проверки и судебных разбирательств налоговая инспекция так и не смогла доказать согласованность действий контрагентов, направленных на создание искусственных условий для возмещения НДС (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.08.2016 по делу № А46-11233/2015).

Как следует из материалов дела, компания закупала брус у контрагента, который в свою очередь приобрел его у другого поставщика, и так по цепочке всего четыре компании.

Но самое главное в этом деле то, что налогоплательщик подтвердил документально наличие того самого бруса, который шел на экспорт. Именно к экспортному НДС было направлено все внимание, но материал на месте, документы на его поставку в порядке и документы на экспорт собраны в полном пакете.

Кроме того:

1) у одного из поставщиков отсутствовали трудовые ресурсы, но он заключал договор гражданско-правового характера с работниками на выполнение работ.

Арбитры подчеркнули, что действующее законодательство предоставляет возможность заключения гражданско-правовых договоров, возможность привлечения иных организаций и заключения договоров аутсорсинга с иными юридическими лицами по предоставлению сотрудников для выполнения определенных работ;

2) одна компания-поставщик (из цепочки поставщиков) была должна за брус другой организации, и по документам сумма долга росла, по банку погашение задолженности не проводилось. И именно этот факт такого сомнительного долга не может служить основанием для отказа в возмещении экспортного НДС.

Из материалов дела можно сделать вывод, что предприятие очень грамотно подошло к составлению договоров, актов, оформлению иных документов. Кассационная жалоба налоговой инспекции была оставлена без удовлетворения.

Специальный налоговый режим спешит на помощь

Приведем еще один пример любопытного дела, на который хотелось бы обратить внимание.

Судебная практика. Компания на общей системе налогообложения занималась техобслуживанием нефтебаз и реализацией ГСМ.

Через определенное время организация купила АЗС у своего контрагента и сдала заправку в аренду индивидуальному предпринимателю на УСН (доходы минус расходы).

Получается, что компания стала заниматься только одним видом деятельности, а вот реализацию ГСМ она вывела «под ИП» на специальный налоговый режим. Вот яркий пример схемы, которая привлекла внимание контролеров.

Как утверждали налоговики, компания разделила свою деятельность специально, чтобы сократить налоги. Инспекция произвела перерасчет налоговых обязательств компании по налогу на прибыль и по НДС, увеличив доходы предприятия на сумму выручки, которая пришла ИП от реализации ГСМ. По мнению налоговой инспекции, в данном случае отсутствовала деловая цель такого дробления бизнеса.

Спор вызвал еще тот факт, что индивидуальным предпринимателем была главный бухгалтер основной компании, которая и передала ИП в аренду автозаправку.

Почему предприятие выиграло спор с налоговой инспекцией? Потому что и у самой компании, и у индивидуального предпринимателя был сформирован кадровый состав, на самом деле велась деятельность по реализации ГСМ, документы оформлялись на продажу от лица ИП, а не от ООО, подписывались установленными лицами.

Конечно, инспекции не понравилось то, что и главный бухгалтер компании, и ИП по реализации ГСМ — это одно и то же лицо; кадровый состав у ИП был сформирован частично из бывших работников ООО.

Но ведь это не запрещено законодательством. Поэтому судьи пришли к выводу, что выручка предпринимателя на УСН никоим образом не может приравниваться к выручке самой компании.

Это разные налогоплательщики.

Арбитры подчеркнули, что управленческие решения, касающиеся прекращения осуществления того или иного вида деятельности, не могут рассматриваться в качестве использования схемы дробления бизнеса для сокрытия налогов. Компания вправе прекратить вид деятельности — реализация ГСМ (как в нашем примере) и сдать АЗС в аренду (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2016 по делу № А43-32018/2015).

Судебный спор можно было проиграть в том случае, если бы предприятие не доказало поступление платежей в рамках договора аренды; если у ИП не было бы трудовых ресурсов; если бы на заправке работали сотрудники ООО и документы выписывались от лица компании, а не ИП.

В данном случае мы видим пример законной налоговой схемы. Предприятие сократило сумму налогов и при этом не нарушило ни нормы налогового законодательства, ни положения ГК РФ.

В заключение хотим подвести итог: каждый налогоплательщик вправе придумать ту налоговую схему, которая поможет ему сократить налоги на законном основании. Тем более что такую возможность дает НК РФ.

Скажем, если есть возможность применить специальный налоговый режим, тогда почему его не применить? Однако надо помнить о том, что все созданные схемы, вновь зарегистрированные компании должны быть реальными, а не мнимыми:

  • обязательно должен быть сформирован кадровый состав, заключены трудовые договоры, утверждены должностные инструкции и т.п.;
  • даже если сотрудники вновь образованной компании трудятся еще где-то, значит, надо оформить их правильно по совместительству;
  • своевременно сдавать отчетность в ИФНС, ПФР и ФСС РФ, платить налоги и страховые взносы;
  • иметь на руках документы, которые подтверждают право на занимаемую территорию.

Например, если вы зарегистрировали вспомогательную организацию для ведения одного из видов деятельности на той же «упрощенке», надо обязательно иметь на руках или договор аренды помещения, или правоустанавливающие документы на объект недвижимости.

Следует помнить, что компания не может «висеть в воздухе», она должна быть настоящей и иметь все инструменты для работы. И только после этого вам не страшны проверки контролирующих органов.

Подробнее см. КонсультантПлюс, раздел «Финансовые и кадровые консультации», Суфиянова Т., «Налоговый учет для бухгалтера», 2016, № 11

Источник: https://kadis.org/novosti/novosti-prava/direktoru/droblenie-biznesa-i-opasnye-skhemy-ukhoda-ot-nalogov

Дробление бизнеса: судебная практика 2017

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

В 2017 году было обнародовано Письмо ФНС от 11.08.2017 № СА-4-7/15895 в котором налоговики обобщили судебную практику о схемах дробления бизнеса в целях ухода от уплаты налогов.

Какие претензии налоговых органов были признаны судом обоснованными? Какие схемы применения УСН и ЕВНД судьи признали наиболее опасными? Когда налогоплательщикам удавалось доказать деловую цель дробления бизнеса? Давайте разбираться.

Актуальная проблема

Проблематика незаконного дробления бизнеса в последние годы очень актуальна. Использование специальных режимов (например, УСН и ЕНВД) крупными и средними налогоплательщиками через механизм искусственного «уменьшения» бизнеса, можно назвать самым востребованным из всего арсенала средств ухода от налогов.

Дробление бизнеса с юридической точки зрения не противоречит налоговому и гражданскому законодательству. Однако такое дробление, зачастую, преследует цель получить экономию в виде разницы в налоговых обязательствах, возникающей при применении специального и общего режима налогообложения.

Более того, когда крупный бизнес делится не несколько небольших предприятий, то налоговая выгода может быть признана необоснованной. Но для этого налоговикам требуется установить, что деловая цель такого дробления отсутствовала.

И тогда речь уже идет не о налоговой оптимизации, а об уходе от налогов

Дробление бизнеса выявлялось органами ФНС в самых разных сферах, например:

  • авто-бизнес (автошины);
  • общепит;
  • розничная торговля;
  • сфера ЖКХ;
  • сфера связи;
  • фармацевтическая отрасль;
  • аптеки;
  • электроэергетка;
  • строительство.

Свежая судебная практика: выводы

В законодательстве нет однозначного определения «дробления бизнеса». Более того, нет исчерпывающего перечня признаков дробления, которые бы свидетельствовали о том, что имеет место уход от налогов.

В связи с этим необходимо учитывать судебную практику по этому вопросу. Ведь только суд может однозначно установить цель разделения бизнеса.

Было ли дробление способом ухода от налогов и получения необоснованной налоговой выгоды? Может ли создание ряда организаций на УСН и ЕНВД поставить «под удар» добросовестных собственников?

ФНС в письме от 11.08.

2017 № СА-4-7/15895 проанализировала судебную практику по вопросам получения необоснованной налоговой выгоды путем дробления бизнеса и пришла к выводу, что какого-либо исчерпывающего перечня признаков, свидетельствующих о формальном разделении бизнеса, нет. В каждом конкретном случае, выявляя такую недобросовестность, сотрудники ИФНС должны рассматривать всю совокупность обстоятельств.

Налоговики пришли к выводу, в качестве доказательства применения схемы дробления бизнеса могут использоваться следующие признаки:

  • дробление одного производственного процесса между несколькими лицами, применяющими спецрежимы (ЕНВД или УСН), вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль и налога на имущество организаций основным участником, ведущим реальную деятельность;
  • применение такой схемы дробления бизнеса, которая оказывает влияние на экономические результаты деятельности всех участников схемы (например, налоговые обязательства участников уменьшились или не изменились, при том что хозяйственная деятельность в целом расширилась);
  • несение расходов участниками схемы друг за друга;
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей (численности персонала);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник либо поставщики и покупатели общие для всех участников схемы;
  • фактическое управление деятельностью участников одними лицами;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

В обзоре (письмо от 11.08.2017 № СА-4-7/15895), состоящем из 17 пунктов, рассмотрены дела, касающиеся налоговых схем с применением специальных налоговых режимов (дробление бизнеса); приобретения акций у материнской компании по стоимости выше цены сделок на бирже; уплаты НДС при приобретении муниципального имущества; взыскания излишне полученного имущественного вычета с граждан и др.

На что еще обращать внимание

Стоит заметить, что ни понятие «схема», ни «дробление бизнеса» не используются в Налоговом кодексе РФ.

В связи с этим, на практике, ИФНС пытается квалифицировать полученную налогоплательщиком налоговую выгоду как необоснованную в соответствии с критериями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Применительно к схемам дробления бизнеса суды со ссылкой на Постановление № 53 проявлением недобросовестности налогоплательщиков считают создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Согласно п. 5 Постановления N 53 о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

  • невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  • отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • учета для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуются совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • совершения операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Существуют признаки, которые встречаются решениях ИФНС, но согласно правовой позиции ВАС РФ (п. 6 Постановления N 53) сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, а именно:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
  • Однако в совокупности и взаимосвязи с другими обстоятельствами они могут стать основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Рекомендуем помнить, что ключевым моментом при оценке обоснованности действий налогоплательщика, связанных с дроблением бизнеса, является отсутствие самостоятельной деятельности вновь образованных компаний, применяющих специальные налоговые режимы (УСН или ЕНВД).

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://buhguru.com/nalogovoe-plan/drobl-biznesa-ukhod-ot-nalogov.html

Дробишь бизнес? Докажи, что не уклоняешься от налогов

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

В Удмуртской Республике есть две компании: ООО ДОК «Сарапульский лесозавод» и ООО ДОЗ «Сарапульский лесозавод». Разница лишь только в названии: одно — ДОК, другое — ДОЗ.

ФНС провела выездную проверку этих двух компаний и обнаружила, что:

  • у компаний один и тот же учредитель и руководитель;
  • компании расположены по одному и тому же адресу;
  • печати обеих компаний хранятся в одном и том же месте;
  • задействовано одно и то же оборудование, работают одни и те же сотрудники;
  • сотрудники работают в одном помещении одновременно, причём для обеих компаний производят одну и ту же продукцию;
  • у обеих фирм сайт один и тот же;
  • производство неделимо — компании не могут производить продукцию по отдельности, они могут заниматься производством только вместе;
  • расходы указывают на отсутствие разделения деятельности.

Налоговая решила, что компании ДОК и ДОЗ — единый хозяйствующий субъект. А так как ДОЗ применяет УСН (ДОК — на ОСНО), значит, руководитель компаний создал «схему» посредством занижения налоговой базы и незаконного дробления бизнеса. ДОК, по мнению ФНС, ведёт работу через ДОЗ и таким образом экономит на налогах. Налоговая учла 24 804 393 рублей выручки ДОЗа в доходах ДОКа.

ФНС доначислила ДОКу:

  • налог на прибыль — 1,5 млн рублей;
  • НДС — 5 млн. рублей;
  • НДФЛ — 388 тыс. рублей;
  • пени и штрафы — 1,1 млн. рублей.

Кроме того, ФНС наложила запрет на отчуждение имущества и приостановила операции компании по счетам в банках.

ДОК «отбивался» в суде как мог.

Аргументы ДОК «Сарапульский лесозавод» в суде против ФНС

ДОК и ДОЗ ведут разную деятельность: ДОК занимается оптовой торговлей и сдачей имущества в аренду. ДОЗ — производством и розничной торговлей.

У каждой компании свои работники, а что их состав формировался из людей, которые ранее работали на той же производственной площадке — это не может означать работу одновременно в двух организациях?

ДОК готовится выходить на европейский рынок, соответствующий бизнес-план имеется. Компания готовится к необходимой сертификации по Европейскому регламенту. В этом и была деловая цель руководителя при создании ДОЗа.

Принятые ФНС обеспечительные меры не нужны, поскольку налоговая не доказала, что их непринятие затруднит или сделает невозможным исполнение решения и (или) взыскание недоимки и пеней; у ДОКа достаточно денег, чтобы уплатить доначисленный налог.

ДОК опровергал и другие выводы инспекции, расписывать все опровержения мы сейчас не будем. Главное в том, что руководитель ДОКа доказал деловую цель создания ДОЗа, и минимизация налогов не была этой целью.

Первую инстанцию ДОК проиграл. А апелляцию — выиграл (частично).

Почему апелляционный суд признал разделение компаний законным?

Аргументы суда.

Руководитель компаний доказал деловую цель создания ДОЗа. Он перевёл производство и розничную торговлю на ДОЗ, а ДОК стал готовиться к сертификации для торговли в Европе. Да, он не прошёл сертификацию, но около 15% процедуры сертификации он завершил. Факт непрохождения сертификации не означает ложность деловой цели.

Само по себе дробление бизнеса не означает, что выгода, полученная при этом дроблении, необоснованна. Из определения ВС РФ от 15.06.2017 следует, что для признания налоговой выгоды необоснованной нужно доказать, что действия налогоплательщика нанесли ущерб бюджету, а операции совершались исключительно или преимущественно с целью получить необоснованную выгоду. Но в этом деле такого нет.

Даже есть объединить выручки ДОКа и ДОЗа, то до предельной величины, когда компания утрачивает право применять УСН, выручка не дотягивает (на момент написания статьи предельная величина равна 150 млн рублей). В 2013 общая выручка ДОК и ДОЗ составила 13,9 млн, в 2014 — 15,7 млн, в 2015 — 21,6 млн.

С количеством работников то же самое: в 2013 году в ДОКе работал 71 человек, а после создания ДОЗа осталось 12, т.к. часть перешла работать в ДОЗ.

То, что у компаний один и тот же сайт, адрес и что они печати хранят в одном месте — так это потому, что у них один и тот же учредитель. Никакую необоснованную налоговую выгоду это всё не доказывает.

Апелляционный суд отменил доначисление НДС и налога на прибыль, пени и штрафы по ним. В остальной части иска отказал, в том числе оставил в силе блокировку банковских счетов.

Какие можно сделать выводы?

Так как речь идёт о разделении бизнеса, то напрашивается аналогия с компанией Мастер-Инструмент. Там всё закончилось плохо — ФНС доначислила около 227 млн рублей. Прежде, чем читать дальше, пробегите глазами статью, которую мы посвятили той истории.

Почему же суды в деле с Мастер-Инструмент вынесли отрицательное решение, а ДОКу пошли навстречу?

Мы полагаем, что основная причина в том, что ДОК и ДОЗ не вышли за переделы сумм выручки, при которых компания может применять УСН. Мастер-Инструмент, наоборот, значительно превысил установленные пределы. Кроме того, головная компания Мастер-Инструмент, применявшая общую систему налогообложения, была убыточной.

Руководитель ДОКа сумел доказать деловую цель создания ДОЗа. Руководитель Мастер-Инструмента не смог доказать цель дробления своего бизнеса, хотя старался, и его позиция заслуживала внимания (там было 4 ИП и 3 ООО).

Даже если раздел бизнеса проводится с деловой целью, а не с целью оптимизации налогов, это опасно. ФНС в любом разделении бизнеса будет искать незаконную оптимизацию. Поэтому, дробя бизнес, надо иметь железобетонную деловую цель этого дробления.

Если кто-то поглубже хочет изучить этот вопрос и понять тенденцию судебной практики по данной категории споров, предлагаем изучить письмо ФНС России от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@.

Мы продолжаем следить за тенденциями в судебной практике и рассказывать о них вам. Поэтому подпишитесь на рассылку.

Источник: http://nalog-advocat.ru/droblenie_biznesa-2/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.